Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 110-93-26 (бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
+7 (812) 317-74-92 (бесплатно)
Регионы (вся Россия):
8 (800) 550-95-86 (бесплатно)
Ограничение ответственности по договору. Ограничение размера возмещаемых убытков в гражданском праве российской федерации

Ограничение убытков в договоре

Сделка

Если компания, заключая сделку, соглашается (или вынуждена согласиться) на проект договора, представленный контрагентом, может оказаться, что в этот договор включены условия, ограничивающие ответственность контрагента за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств.

В большинстве случаев такие условия законны (запреты на ограничение ответственности касаются отдельных случаев – в частности, договоров, заключаемых с потребителями (п. 2 ст. 400 ГК РФ), договоров купли-продажи в части ответственности продавца в случае истребования приобретенного товара у покупателя третьими лицами – п. 2 ст. 461 ГК РФ).

Риски

Ограничение ответственности возможно путем лимитирования пределов возмещения убытков либо путем установления особых правил относительно вины стороны, нарушившей обязательства.

Ограничение размера убытков. Чаще всего ограничение ответственности заключается в установлении конкретных пределов размера убытков, которые может взыскать сторона в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств ее контрагентом (постановление ФАС Центрального округа от 21.04.

11 по делу № А08-4322/2009-29-28). Возможность включения в договор такого условия следует из пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса. Содержащееся в нем правило о полном возмещении убытков является диспозитивным.

Цитируем документ

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п. 1 ст. 15 ГК РФ).

Например, заказчик заключил с охранным предприятием договор на охрану объекта. По его условиям охранное предприятие несло ответственность за фактически причиненный заказчику ущерб, но пределы ответственности были ограничены символической суммой – 500 рублей.

Ограничение убытков в договоре

В период оказания услуг с охраняемого объекта было похищено имущество на сумму 163 269 рублей, что было подтверждено приговором по уголовному делу. Заказчик потребовал от охранного предприятия возмещения ущерба, но его исковые требования были удовлетворены частично – в размере 500 рублей.

Суды согласились с тем, что основания для возмещения убытков охранным предприятием имелись (ненадлежащее исполнение обязательств по договору охраны). Но так как ответственность охранного предприятия была ограничена, убытки были взысканы в пределах 500 рублей (постановление ФАС Поволжского округа от 13.02.09 по делу № А06-4165/2007).

В другом деле с похожими обстоятельствами размер ответственности отдела вневедомственной охраны, взявшего под охрану ювелирный магазин, за ущерб, нанесенный магазину от кражи, повреждения или уничтожения имущества в результате виновного невыполнения или виновного ненадлежащего выполнения своих обязательств по договору, был ограничен годовой стоимостью услуг отдела вневедомственной охраны.

Эта сумма составляла 127 556,88 рубля. И именно в этих пределах суд удовлетворил требования ювелирного магазина о возмещении убытков, причиненных кражей ценностей, которая стала возможной в том числе из-за ненадлежащего исполнения обязательств отделом вневедомственной охраны.

Ответственность только при наличии вины. По общему правилу в обязательствах, возникающих из предпринимательской деятельности, ответственность наступает без вины нарушителя. Единственное, что освобождает сторону от ответственности за нарушение или ненадлежащее исполнение обязательств в предпринимательских отношениях, это обстоятельства непреодолимой силы, ставшие причиной нарушений (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Следовательно, в договор можно включить условие о том, что сторона отвечает за нарушение или ненадлежащее исполнение обязательств только при наличии вины. В таком случае привлечение к ответственности стороны, нарушившей обязательство, будет возможным только при наличии доказательств ее вины.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Если же суд придет к выводу, что эта сторона приняла все зависящие от нее меры, связанные с исполнением обязательств по договору, то во взыскании убытков или неустойки будет отказано (постановления ФАС Северо-Западного округа от 18.06.07 по делу № А56-39043/2006, от 17.05.10 по делу № А13-11347/2009).

Правда, для такого условия в законе есть одно ограничение. Как известно, вина может иметь форму умысла и неосторожности. В договоре нельзя установить, что ответственность наступает только при умышленной форме вины.

Такое условие является ничтожным (п. 4 ст. 401 ГК РФ). Однако некоторые суды даже норму пункта 4 статьи 401 Гражданского кодекса считают диспозитивной. Поэтому в предпринимательских отношениях иногда срабатывает условие о том, что сторона несет ответственность только в случае умышленного причинения вреда.

Например, между предпринимателем и компанией был заключен договор аренды нежилых помещений, по которому арендатор (компания) отвечал за уничтожение или причинение ущерба арендованным помещениям при наличии умысла в его противоправных действиях.

Контрагент настоял на пункте об ограничении ответственности. Можно ли противостоять этому условию

Во время действия этого договора в арендуемых помещениях возник пожар, в результате которого все здание пришло в негодность. Заключением МЧС России было установлено, что причиной пожара стало загорание складируемых в помещениях автомобильных шин в результате теплового воздействия источника пламенного горения (факел, пламя зажигалки и т. п.).

В заключении также был сделан вывод о том, что пожар стал следствием поджога, однако расследование уголовного дела, возбужденного по факту повреждения имущества в результате поджога, было приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Арендодатель потребовал от арендатора возмещения ущерба, причиненного пожаром. Однако суды трех инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для возмещения убытков арендатором, так как договорное условие предусматривало его ответственность за причинение вреда имуществу только в случае наличия умысла в его противоправных действиях, что в данном случае доказано не было (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.04.12 по делу № А53-25868/2009).

Рассматривая это дело и изменяя первое решение суда, апелляция отказала арендодателю в иске и указала, что для обоснования заявленных требований истцу следовало доказать, что ответчик (арендатор) желал совершения поджога, всячески способствовал поджогу и (или) сам совершил поджог (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.11 по делу № А53-25868/2009).

Какие формулировки ограничения ответственности используются в договорах

Контрагенты своим соглашением могут ограничить предельный размер договорной неустойки, а также сумму ущерба, который нарушитель договора обязан возместить пострадавшей стороне. Такую возможность сторонам предоставляет пункт 1 статьи 15 Гражданского кодекса.

Согласно этой норме, пострадавший может требовать полного возмещения причиненных ему убытков (то есть реального ущерба и упущенной выгоды), если возмещение убытков в меньшем размере не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 15 ГК РФ)

Исключить упущенную выгоду из числа убытков, которые подлежат возмещению, можно, например, с помощью такого условия: «В случае нарушения настоящего договора одной из сторон ответственность другой стороны ограничивается возмещением причиненного таким нарушением реального ущерба».

Особенно часто подобные формулировки встречаются в договорах охранных предприятий (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.10.08 № А05-5872/2007, определение ВАС РФ от 02.04.

09 № ВАС-753/09). Но данные ограничения вполне применимы и в других гражданско-правовых обязательствах, в частности, в договоре поставки (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 07.07.03 № КГ-А41/4335-03).

Установить лимит для возмещения убытков стороны могут, например, следующим образом: «ответственность поставщика (исполнителя по договору возмездного оказания услуг) ограничивается стоимостью поставленного дефектного товара (стоимостью оказанных услуг)».

Предлагаем ознакомиться:  Норматив жилой площади на человека

Данное условие в принципе может ограничить возмещение не только упущенной выгоды, но и реального ущерба. Ведь реальный ущерб, причиненный, например, некачественными услугами исполнителя, может и превысить стоимость оказанных услуг.

Стороны могут ограничить пределы ответственности по договору не только ценой договора, но и другими показателями. В частности, при нарушении сроков выплаты денежных сумм можно установить, что возмещаемые должником убытки не могут превышать 50 процентов от просроченной задолженности (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.07.

09 № 09АП-9767/2009). Также практикуется (хотя и гораздо реже) закрепление в договоре твердой суммы, которая ограничивает возможность взыскания убытков (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13.02.09 № А06-4165/2007).

Стороны могут установить максимальное значение как для пеней, так и для штрафа. Примером может служить следующее условие: «За каждый календарный день просрочки платежа начисляется неустойка в размере 0,1 процента, но не более 10 процентов от общей суммы несвоевременно перечисленных денежных средств».

Судебная практика признает закрепление максимальной суммы неустойки как варианта ограничения ответственности вполне допустимым (определения ВАС РФ от 07.02.08 № 289/08, от 03.07.08 № 7925/08, от 11.11.08 № 14565/08).

Меры предосторожности

Разумеется, самый действенный способ предотвратить ограничение ответственности контрагента за возможные нарушения обязательств – это не допускать подобных условий в договоре. Но не секрет, что в отношениях с некоторыми контрагентами, которым трудно найти замену и которые заведомо являются более сильной стороной (банки, страховые компании, крупные ритейлеры, монополисты и т. д.

пытаться оспорить условие об ограниченной ответственности. Но это не просто с учетом того, что в российском гражданском законодательстве нет норм, которые прямо позволяли бы обходить такие условия договора.

Нейтрализующие оговорки. Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА), имеющим статус межправительственной организации, членом которой является также и Россия, в 1994 году были разработаны Принципы международных коммерческих договоров (далее – принципы УНИДРУА).

Это международный документ ненормативного характера, что следует из его преамбулы: «Принципы устанавливают общие нормы для международных коммерческих договоров. Они подлежат применению в случае, если стороны согласились, что их договор будет регулироваться этими принципами.

Таким образом, принципы УНИДРУА имеют такой же статус, как инструкции Госарбитража СССР от 15.06.65 № П-6 и от 25.04.66 № П-7 о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по количеству и качеству, которые применяются только в случаях, когда это предусмотрено договором (п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 22.10.97 № 18).

В принципах УНИДРУА есть положение, запрещающее использование в договоре оговорки об ограничении ответственности, если использование этой оговорки привело бы к явной несправедливости (ст. 7.1.6 принципов УНИДРУА). К сожалению, в российском гражданском законодательстве нет аналогичной нормы.

Цитируем документ

Оговорка, которая ограничивает или исключает ответственность одной стороны за неисполнение или допускает, чтобы одна сторона произвела исполнение, существенно отличающееся от того, что другая сторона разумно ожидала, не может быть использована, если ее использование привело бы к явной несправедливости, принимая во внимание цель договора (ст. 7.1.6 принципов УНИДРУА).

Даже если речь идет о российском (не международном) коммерческом договоре, ничто не мешает сторонам договориться о том, что на их отношения по этому договору распространяются принципы УНИДРУА. Это значит, что договорное условие об ограничении ответственности суд в случае спора будет применять с учетом вышеуказанной статьи 7.1.6 принципов УНИДРУА.

Разумеется, самый надежный вариант – прямо указать в договоре о том, что к отношениям сторон применяются принципы УНИДРУА. Тогда нормы этого документа приобретают для сторон обязательную силу. Но при оценке этого условия юристы контрагента скорее всего поймут, зачем стороне понадобилось это условие, а значит, вряд ли согласятся включить его в текст.

С этой точки зрения безопаснее использовать более мягкую формулировку, возможность которой следует из преамбулы принципов УНИДРУА. А именно: можно указать о согласии сторон с тем, что их договор будет регулироваться «общими принципами права», «lex mercatoria».

Причем для завуалированной ссылки на принципы УНИДРУА лучше использовать конкретно эти формулировки, а не иные «аналогичные положения», несмотря на то, что преамбула принципов УНИДРУА это допускает. Так, стороны одного спора договорились о применении к своим отношениям Международного торгового права, но суд в итоге пришел к выводу о несогласовании сторонами о подлежащем применению права, так как невозможно определить, что следует понимать под международным торговым правом (постановление ФАС Поволжского округа от 08.09.11 по делу № А55-4678/2010).

Оспаривание навязанных контрагентом условий без ссылок на антимонопольное законодательство

Не исключено, что практика защиты более слабой стороны в предпринимательских отношениях пойдет дальше и выйдет за пределы антимонопольных запретов и ограничений.

По крайней мере в отношениях, связанных с поручительством, Пленум ВАС РФ уже продемонстрировал такую возможность. Он указал, что если договор поручительства является типовым, с заранее определенными условиями и поручитель был фактически лишен возможности влиять на его содержание, то невыгодные условия договора поручительства (а именно о том, что при изменении обязательства поручитель отвечает на изменившихся условиях, об ответственности поручителя за нового должника при переводе долга) могут быть оспорены поручителем применительно к пункту 2 статьи 428 Гражданского кодекса (п. 18 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.12 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»). Напомним, данная норма позволяет оспаривать положения договора присоединения, хотя и не противоречащие закону, но обременительные для присоединившейся стороны (в том числе об ограничении ответственности контрагента). Но в предпринимательских отношениях эта норма фактически блокирована положением пункта 3 статьи 428 Гражданского кодекса. Однако Пленум ВАС РФ, дав вышеуказанное разъяснение, во-первых, снял эту блокировку, во-вторых, распространил действие пункта 2 статьи 428 Гражданского кодекса на договоры, формально не являющиеся договорами присоединения, но в которых более слабая сторона фактически не имеет возможности влиять на условия.

Ссылка на злоупотребление правом. С 1 марта 2013 года в статье 2 Гражданского кодекса прямо закреплен запрет извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Кроме того, в пункте 1 статьи 10 Гражданского кодекса помимо общего запрета на злоупотребление правом теперь раскрывается, что следует понимать под злоупотреблением правом: в том числе это может быть заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Соответственно, если контрагент настоял на включении в договор условия об ограничении ответственности, можно попробовать добиться признания этого условия ничтожным (ст. 168 ГК РФ), ссылаясь на то, что оно нарушает законный запрет на недобросовестное осуществление гражданских прав.

Соответствующей судебной практики конкретно по рассматриваемым ситуациям пока нет, но нельзя сказать, что шансы на положительное решение суда отсутствуют. Даже тогда, когда статья 10 Гражданского кодекса была сформулирована гораздо усеченнее, чем в действующей редакции, начала формироваться практика признания ничтожными заведомо несправедливых условий договора со ссылкой на злоупотребление правом (п.

Предлагаем ознакомиться:  Нарушение трудового договора работодателем — куда нужно обратиться при нарушениии трудового кодекса?

9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.08 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ», постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.09.11 по делу № А53-26703/2010).

Если условие было навязано. Шансы оспорить условие договора, ограничивающее ответственность контрагента, повышаются, если есть возможность сослаться на нарушение антимонопольного законодательства. А именно на навязывание невыгодных условий субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке (п. 3 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.06 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»).

Например, в суде рассматривался спор между компанией-заказчиком и ФГУП, принадлежащим ОАО «РЖД» (далее – охранное предприятие). Стороны заключили договор на оказание услуг по сопровождению и охране груза при перевозке железнодорожным транспортом.

В нем было предусмотрено условие о том, что в случае недостачи, утраты, повреждения грузов в пути следования по вине охранного предприятия оно несет ответственность в пределах стоимости этого груза, но не более предела ответственности, устанавливаемого приказом охранного предприятия на очередной финансовый год за один вагон (контейнер) с грузом.

На тот момент предел ответственности был установлен в размере 1 900 000 рублей. Компания-заказчик организовала отправку груза, который был похищен в пути во время нахождения вагона под охраной. Поэтому компания-заказчик обратилась к охранному предприятию с требованием о возмещении убытков.

Суды первой и апелляционной инстанций сочли, что иск должен быть удовлетворен частично – в пределах 1 900 000 рублей. Но кассационная инстанция решение изменила и взыскала убытки в полном объеме – 3 470 050 рублей.

Суд посчитал, что договорное условие об ограниченной ответственности не подлежит применению. На этот вывод повлияло то, что данное условие договора проверялось ФАС России и было признано незаконным. В суде (в рамках другого дела) охранному предприятию не удалось оспорить это решение антимонопольного органа.

ФАС России пришла к выводу, что заранее установленный порядок, предел и сумма предела ответственности охранного предприятия перед контрагентами свидетельствуют о навязывании невыгодных условий договора.

Контрагентам приходилось заключать договоры только предложенного содержания в условиях того, что охранное предприятие занимает доминирующее положение на рынке услуг по сменному сопровождению и охране грузов в пути следования на железнодорожном транспорте (постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.09.12 по делу № А56-2556/2012).

Кредитор может обойти условие об ограничении ответственности

Не исключено, что практика защиты более слабой стороны в предпринимательских отношениях пойдет дальше и выйдет за пределы антимонопольных запретов и ограничений.

По крайней мере в отношениях, связанных с поручительством, Пленум ВАС РФ уже продемонстрировал такую возможность. Он указал, что если договор поручительства является типовым, с заранее определенными условиями и поручитель был фактически лишен возможности влиять на его содержание, то невыгодные условия договора поручительства (а именно о том, что при изменении обязательства поручитель отвечает на изменившихся условиях, об ответственности поручителя за нового должника при переводе долга) могут быть оспорены поручителем применительно к пункту 2 статьи 428 Гражданского кодекса (п.

18 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.12 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»). Напомним, данная норма позволяет оспаривать положения договора присоединения, хотя и не противоречащие закону, но обременительные для присоединившейся стороны (в том числе об ограничении ответственности контрагента).

Но в предпринимательских отношениях эта норма фактически блокирована положением пункта 3 статьи 428 Гражданского кодекса. Однако Пленум ВАС РФ, дав вышеуказанное разъяснение, во-первых, снял эту блокировку, во-вторых, распространил действие пункта 2 статьи 428 Гражданского кодекса на договоры, формально не являющиеся договорами присоединения, но в которых более слабая сторона фактически не имеет возможности влиять на условия.

Ограничивая размер неустойки, должник рассчитывает на то, что санкции, которые будут к нему применяться в случае неисполнения договора, не превысят определенного значения. Но кредитор может обойти это условие, если сделает «ход конем» — вместо договорной неустойки потребует уплаты законной неустойки, закрепленной в статье 395 Гражданского кодекса .

Допустим, стороны договора возмездного оказания услуг договорились, что размер неустойки за неисполнение заказчиком обязательства по оплате услуг исполнителя составляет 100 рублей в день, но не может превышать 10 процентов от суммы долга.

Заказчик на два года просрочил платеж в размере 100 тыс. рублей. Если исполнитель будет начислять на основной долг договорную неустойку, то через 100 дней неустойка достигнет своего предельного значения — 10 тыс. рублей.

Не вырастет эта предельная сумма и за два года. Если же исполнитель вместо договорной неустойки решит взыскать с заказчика проценты по статье 395 кодекса, то при нынешней ставке рефинансирования (10,75 процента) за два года «набежит» сумма свыше 21 тыс. рублей.

Казалось бы, норма о процентах за пользование чужими денежными средствами не должна применяться, если стороны сами установили договорную неустойку. Ведь в статье 395 кодекса сказано, что ее правила действуют, если иной размер процентов не установлен договором.

Суды, однако, считают иначе. Пленумы Верховного суда и Высшего арбитражного суда в совместном постановлении указали, что при просрочке исполнения денежного обязательства кредитор вправе по своему усмотрению потребовать от должника уплаты либо договорной неустойки, либо процентов по статье 395 кодекса (постановление от 08.10.

В некоторых случаях право кредитора начислить на сумму долга проценты по статье 395 кодекса прямо прописано в законе. Например, если покупатель своевременно не оплачивает переданный в соответствии с договором купли-продажи товар, продавец вправе потребовать оплаты товара и уплаты процентов по ставке рефинансирования (ст. 486 ГК РФ).

Но требование о взыскании процентов за пользование денежными средствами можно предъявить и при отсутствии специального указания в законе. Так, в Девятый арбитражный апелляционный суд обратился подрядчик, которому заказчик не оплатил вовремя результаты выполнения работ.

Договором было предусмотрено ограничение ответственности за нарушение сроков оплаты по договору (какое именно было установлено ограничение из текста постановления, к сожалению, неясно). Но подрядчик потребовал взыскать с него проценты по статье 395 кодекса.

Суд иск удовлетворил в полном объеме без учета предусмотренных сторонами в договоре ограничений. При этом суд указал на ничтожность соглашения сторон об уменьшении законной неустойки (постановление от 21.01.08 № 09АП-18328/2007-ГК).

Ограничение ответственности нарушителя не должно нарушать закон

Законодательство содержит ряд условий, при которых соглашение сторон, ограничивающее ответственность за неисполнение договорного обязательства, признается ничтожным. Так, пункт 4 статьи 401 кодекса запрещает заранее заключать соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства.

Данный запрет подтверждается арбитражной практикой (постановления федеральных арбитражных судов Северо-Кавказского округа от 17.01.07 № Ф08-7094/2006, Дальневосточного округа от 24.08.05 № Ф03-А51/05-1/1930, определение ВАС РФ от 29.01.08 № 16780/07).

Так, в одном из дел, рассмотренных Федеральным арбитражным судом Уральского округа, управление заказчика жилищно-коммунального хозяйства направило в адрес таможни проект договора о предоставлении коммунальных услуг.

Предлагаем ознакомиться:  Доверенность на оформление прописки

Этим проектом было предусмотрено, что при просрочке платежей и других нарушениях условий договора заказчик (таможня) несет ответственность в порядке, установленном данным договором и действующим законодательством.

Таможня с данной редакцией договора не согласилась и предложила следующий вариант этого пункта: «Заказчик освобождается от ответственности за просрочку оплаты услуг по договору в случае несвоевременного поступления на его расчетный счет денежных средств из федерального бюджета».

Так как управление эта формулировка не устроила, таможня подала иск об обязании заключить договор на своих условиях. Но суд отказал в иске, сославшись на запрет заключать заранее соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства (постановление от 14.03.05 № Ф09-429/05-ГК).

Частный случай запрета ограничивать ответственность за умышленное нарушение обязательства содержится в пункте 4 статьи 723 Гражданского кодекса. Эта норма предусматривает, что условие договора об освобождении подрядчика от ответственности за определенные недостатки не применяется, если такие недостатки возникли вследствие его виновных действий или бездействия.

Кроме того, соглашение об ограничении размера ответственности должника будет ничтожным при наличии следующих трех условий (п. 2 ст. 400 ГК РФ): заключается договор присоединения или иной договор, в котором кредитором является гражданин-потребитель;

Как отметил Федеральный арбитражный суд Центрального округа, эта норма не применяется к тем случаям, когда кредитором по договору является индивидуальный предприниматель, который не использует заказанный товар (услугу) для личных, семейных или домашних нужд (постановление от 17.11.08 № Ф10-4048/08).

Условия гражданско-правовой ответственности. Гражданское правонарушение и его состав (противоправное поведение нарушителя, вредоносные последствия, причинная связь между противоправным поведением и вредом, вина). Распределение бремени доказывания элементов состава правонарушения

1) противоправное поведение нарушителя (нарушение обязательства, причинение вреда; нарушение обязательства может выразиться в его неисполнении или ненадлежащем исполнении).

2) вредоносные последствия – наличие у потерпевшего убытков, морального вреда;

3) причинно-следственная связь между противоправным поведением и убытками, вредом;

Отсутствие хотя бы одного из оснований, входящих в состав правонарушения, исключает применение ответственности. Установление этих оснований осуществляется судом в определенной очередности, так как отсутствие одного из предыдущих оснований лишает смысла установление других (последующих) оснований.

Наиболее полный набор оснований необходим для применения таких мер ответственности, как возмещение убытков, компенсации морального вреда (и то не во всех случаях). Для применения других мер достаточно усеченного состава оснований.

Вина – это психическое отношение лица к своему противоправному повдению. В гражданском законодательстве нет понятия, вины, признания виновным. В ст. 401 ГК РФ дано понятие невиновности: лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Таким образом, в гражданском праве вина – непринятие всех возможных мер.

В гражданском праве действует презумпция виновности. Это означает, что лицо, нарушившее обязательство, предполагается виновным, пока оно само не докажет свою невиновность. Используя формулировку закона (ст. 401 ГК РФ), отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Ответственность за невиновное нарушение (в других отраслях права не допускаемое) возможно в гражданском праве в случаях, предусмотренных законом. Основным примером этого (предусмотренным ст. 401 ГК РФ) является ответственность лица при осуществлении предпринимательской деятельности, которая строится не на началах вины, а на началах риска.

Вина не является основанием для его ответственности (хотя законом или договором может быть предусмотрено иное), то есть такому лицу не дано право доказывать, что он сделал все возможное, чтобы не нарушить обязательство. Он несет ответственность независимо от наличия вины, то есть за сам факт нарушения обязательства.

Однако лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность освобождается от ответственности, если докажет, что надлежащее исполнение обязательства оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (природных явлений – стихийных бедствий, общественных явлений – военных действий, распоряжений государственных органов).

Закон особо подчеркивает, что к таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения обязательства товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

К другим случаям невиновной ответственности относятся, например: ответственность владельца источника повышенной опасности, ответственность за причинение морального вреда при незаконном осуждении, лишении свободы и т.п., посягательством на честь и достоинство.

По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность).

Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

4. Убытки – общая мера гражданско-правовой ответственности. Состав убытков: прямой ущерб и упущенная выгода

Общей мерой гражданско-правовой ответственности является возмещение убытков, так как ее применение возможно во всех случаях нарушения гражданских прав, если законом или договором не предусмотрено иное.

Все остальные меры гражданско-правовой ответственности являются специальными, они применяются лишь в случаях, специально предусмотренных законом или договором для соответствующего вида гражданского правонарушения.

Убытки – это те отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате правонарушения. Убытки складываются из двух частей: реального ущерба и упущенной выгоды (ст. 15 ГК РФ).

Реальный ущерб – это расходы, которые потерпевшее лицо понесло или должно будет понести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества.

Упущенная выгода – неполученные потерпевшей стороной доходы, которые она получила бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы ее право не было нарушено. При определении размера упущенной выгоды учитываются реально предпринятые потерпевшей стороной меры и сделанные ею приготовления для получения доходов, то есть принимается в расчет только бесспорное подтверждение реальной возможности получения денежной суммы, например, заключенные договоры, подтверждающие, что доходы точно были бы получены. Теоретические расчеты не учитываются.

Если же правонарушитель получил доходы вследствие своего правонарушения, размер упущенной выгоды не может быть менее, чем такие доходы (что трудно доказать, учитывая необходимость получения доказательств этого от противной стороны).

В гражданском праве действует принцип полного возмещения убытков, если законом или договором не предусмотрено понижение размера ответственности. Таким образом, по общему правилу, потерпевшая сторона вправе требовать как возмещения реального ущерба, так и упущенной выгоды в полном объеме.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Размер убытков должен исчисляться с учетом цен, существовавших на момент предъявления иска. Суд может применить цены на день вынесения решения. Иное может быть предусмотрено нормативно-правовыми актами или договором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Adblock detector